14 июля — день 05-й

Где был: Гагарин (Россия, Смоленская область)

Что запомнилось: наивысшая точка московской области •«неправильный» сотрудник ДПС • музей первого полета • цыганский табор

 

Погода: облачно, слабый дождь • +19…+22 ºС

Ветер, мое направление: ⇐, 2м/с • ⇐

Сон, подъем, отправка: 09:05 • 08:45 • 11:05

В пути, лагерь, отбой: 10:50 • 21:55 • ≈ 00:00

Пройдено: 237км + 90км = 327км

 


 

Ночью волнистость рельефа выбранного места для ночлега сыграла свою роль. Из-за сильного уклона палатки я то и дело просыпался посреди ночи, скатываясь с коврика на холодную землю. В кромешной тьме, на фоне пробуждения, под едва слышимый слабо моросящий умирающий дождь, мне казалось, что меня вообще уносит куда-то в сторону грязного водоема, чтобы совершить страшное преступление под покровом ночи. Как же приятно в такую погоду было чувствовать себя защищенным от ненастья. Несмотря на все неудобства, я встал в обычное для себя время около 09:00, не ощущая недосыпа и ломоты в теле.

 

Дождь так и капал все утро, угнетая и без того не самое веселое настроение. Единственное, что могло его мгновенно поправить, это провод для зарядки, покинувший меня вчера неизвестным образом при переноске вещей. Утренний рейд по кустам и тропам результата не принес, зато я смог проверить свой костюм «антидождь», включавший в себя велобахилы от ПИК-99 и непромокаемый комплект из куртки и штанов от Marmot. Я специально блуждал по самым мокрым кустам среди деревьев, и все равно остался сухим. После завтрака я приготовился получить первый опыт по укладке вещей в дождливую погоду. Стратегия для этого была выработана достаточно простая: свалить все вещи в одну кучу, накрыть их непромокаемым чехлом, затем быстро собрать палатку и уложить все вещи из общей кучи в велосумку. Только я приступил к осуществлению плана, так дождь взял и кончился, сведя на нет весь накал страстей. Даже обидно стало. Но ничего, общий принцип я усвоил, и был готов протестировать его в более мокрых условиях.

 

В воздухе после дождя висел только вопрос со шнуром. Ирония судьбы проявила себя и здесь. Уже почти смирившись с тем, что мне придется воссоздать идентичный провод путем кастрации двух адаптеров, я все же, не теряя надежды, отправился на самый последний и самый тщательный осмотр. Вглядываясь под ноги, я сканировал растительность по обе стороны от себя, приминал ее в радиусе полуметра. И провод нашелся! Одиноко болтался на кустике. Мне оставалось грамотно распределить энергию между погибающими устройствами. Приоритет в виде 50% заряда (из имеющихся 90% у ВЦ) был отдан батарейкам, так как без навигатора продолжать движение стало бы затруднительно. Остатки ушли на заряд фотоаппарата, а плееру «еды» не хватило, так что я решил использовать его только для записей мыслей.

 

Казалось бы, все неприятности остались позади, и даже дождь кончился, не позволив мне в полной мере протестировать непромокаемый комплект в пути, и можно было отправляться, но нет. Только я загрузил все вещи и вышел на тропу, как обнаружил прокол заднего колеса. «Откуда он мог за ночь появиться?». Я пытался заклеить пробоину, но в итоге только потратил время, и мне все равно пришлось поставить новую камеру. Старую я оставил на всякий случай с прилепленной заплаткой на жирный слой клея с мыслями о том, что лучше бы даже и не пришлось проверять, насколько хорошо она там приклеится.

 

День в плане достопримечательностей можно было назвать разгрузочным, но не без свободы во времени. Мне нужно было успеть добраться до Гагарина, чтобы посетить два музея и покататься после этого по городу. Проехать 50 километров за пять часов было вполне реально, тем более что на карте было отмечено всего несколько точек для остановки.

 

Мемориальный комплекс «Их было десять тысяч» – название готовило меня к осмотру нечто внушительного в плане конструкции, но на деле оказалось, что мемориал представляет собой не слишком примечательную композицию из строгого железобетонного пилона, увенчанного скульптурным изображением воина, и стелы с мозаичным изображением Матери-Родины, скорбящей о павших в сражениях сыновьях. Ансамбль не столь величественен по исполнению, однако все равно вызывает чувства, соответствующие событиям, в память о которых и возведен этот мемориал.

 

 DSC03409 Ожидал большего DSC03408

 

DSC03414

DSC03412Самая высокая точка московской области так же обманула меня своим названием. Она, несомненно, самая высокая, но на этом вся ее прелесть заканчивалась. Ничего, кроме гуляющего ветра по просторам полей, я не обнаружил. Единственная отметка, по которой я догадался, что вообще добрался до нужного места, это установленная клубом путешественников геофака МПГУ в 2009 году простенькая конструкция. По собственной рассеянности я аж дважды у нее побывал, так как умудрился забыть навигатор у подножия.

 

Продолжение движения по М1 было остановлено отмашкой лапой зебры добротного сотрудника ДПС. Я не сразу сообразил, ко мне ли относится данный жест. «Неужели станет проверять документы?» — первым делом подумал я. Нет, ему всего лишь нужна была консультация по выбору велосипеда. И такое бывает. Я рассказал ему все, что знал, и отправил его с благословением на рынок в Сокольники.

 

DSC03424У истока Москва-реки, у полноводной «версии» которой я ночевал буквально пару дней назад под Можайском, расположена часовня с установленной внутри плитой, из которой игриво бьют несколько десятков фонтанчиков, сливаясь в единый ручеек.

 

 DSC03425 DSC03416 DSC03417 DSC03418

 

Место это определенно пользуется популярностью у молодоженов. Отдых здесь также послужит хорошим поводом выйти из-за руля машины и, пока путник будет перекусывать в одной из обустроенных беседок, заставит его позабыть на несколько минут о километрах пыльных дорог. Можно устроить полноценный пикник. 

 

DSC03419 DSC03422 DSC03423 DSC03420 DSC03421

 

DSC03430

Обходной путь до Гагарина, минуя трассу М1, лежал через ряд деревень с привлекающими внимание указателями. На территории нашей необъятной страны слишком много населенных пунктов и объектов, чтобы дать им всем правильные названия. Некоторым порой достаются такие, будто бы их выдумывал пьяный дядя Вася после литра самогонки. На моем пути объектов с подобными «обозваниями» встречалось немало. Я обязательно буду делиться теми, по прочтению названий которых я невольно повторял их еще раз вслух и одновременно выдыхал нарастающий клубок легкого смешка.

 

DSC02875

Дальнейший путь был слегка разбавлен бездорожьем, которое появилось скорее вследствие ночного дождя. Трудностей по преодолению участка не возникло. Как только я снова выбрался на асфальт, солнышко порадовало меня своим появлением. ВЦ к этому моменту уже отдал свои 90% на заряд батареек и фотоаппарата, и настало самое подходящее время поставить его питаться от солнца с надеждой на то, что в такую погоду к вечеру накапает хоть сколько-нибудь энергии.

 

Такие места последнее время больше не привлекают

На этом участке была отмечена одна единственная точка – руины фабрики. Взята она была с wikimapi’и, поэтому, что за руины, и что за фабрика, я понятия не имел. В глубокой молодости подобные объекты вызывали у меня повышенную жажду к изучению, иногда даже составляли главную цель той или иной поездки. Но по мере взросления я пришел к одному банально простому заключению – руины промышленных сооружений в 90% случаев везде одинаковые. Интерес со временем потух. Это место не стало исключением. «Сейчас у меня повышенная тяга к культурным достопримечательностям,» — рассуждал я, проезжая мимо фабрики, — «но кто знает, может и они наскучат».

 


 

DSC03542DSC03544Около 15:00 московская область осталась позади, смоленская через 20 километров встретила меня первым городом, который был известен до 1968 года под названием Гжатск — по пересекающей его насквозь реке Гжать. Но и это название не первоначальное, 11 ноября 1719 года указом Петра I селение преобразовано в перевалочную пристань, которая стала называться Гжатской пристанью, с середины XVIII века — Гжатской слободой, и только в 1776 году по указу Екатерины II она была преобразована в уездный город Гжатск. В 1968 году город был переименован в честь первого в мире космонавта Юрия Гагарина, родившегося в 1934 году в расположенном рядом с городом селе Клушино и погибшего в 1968 году.


Музей первого полетаНа подъезде к Гагарину я встретил на противоположной обочине дороги коллегу с не менее выдающимся багажом, чем у меня. Он помахал мне рукой, а я выразил ему респект поднятым пальцев вверх: «Так держать, брат!». Но я промчался мимо, все-таки сильно спешил и не мог позволить длительную остановку, иначе весь день мог пойти наперекосяк. Сразу по въезду в город в глаза мне бросилась вывеска: «50 ЛЕТ СО ДНЯ ПЕРВОГО ПОЛЕТА ЧЕЛОВЕКА В КОСМОС». Нужно было выбирать между этим музеем и домом-музеем Гагарина. Я спросил у сотрудников музея совета по решению дилеммы. «А там что? Стол да печь с кроватью смотреть?» — эти слова подействовали, и я остался. Пристегнуть велосипед негде было в радиусе ста метров от входа, поэтому мне пришлось его затаскивать внутрь через узкую дверь. Процесс больше походил на вторжение Годзиллы и сопровождался пятирублевыми остолбеневшими взглядами кассирши и охранника, не смеющими что-либо возразить на мои действия. Они же не хотели потерять столь ценного посетителя под конец рабочего дня.

 

Музей первого полета »

DSC03439DSC03436Весь музей, естественно, пропитан только космосом, особенно интересно будет людям, увлекающимся подобной тематикой. Основная экспозиция музея располагается на втором этаже, на первом можно только свершить запуск первого космонавта на орбиту, сопровождающийся коротеньким видеороликом, и осмотреть сурдобарокамеру, которая предназначалась для проведения высотных испытаний летного состава для проведения исследований в условиях разряженной атмосферы.

 

DSC03434 DSC03433 DSC03435 DSC03440 DSC03437 DSC03438

 

Как справедливо отметил космонавт Олег Атьков, в России и в мире есть много музеев космонавтики, но Музей первого полета может быть только один. И его по праву открыли на родине Юрия Гагарина. Экспозиция музея насчитывает более 15 тысяч экспонатов. Каждый из них – частица космической истории нашей страны. Все вместе они показывают общую картину имеющихся на сегодняшний день достижений в области изучения вселенной. Осматривая один экспонат за другим, можно пройти весь путь в иерархическом порядке, начиная с древних исследователей космоса и заканчивая экспедициями на луну и изучением Марса. Здесь все первое: вот первые астрономы, вот первый спутник, а вот первые животные, успешно отправленные в космос, и, конечно же, первый человек во всех смыслах этого слова – легендарный Юрий Алексеевич Гагарин.

 

DSC03527 DSC03442 DSC03443 DSC03528 DSC03446 DSC03449

DSC03447 DSC03444 DSC03445 DSC03448 DSC03456 DSC03453

DSC03454 DSC03455 DSC03457 DSC03458 DSC03460

DSC03465 DSC03529 DSC03530 DSC03531 DSC03461

DSC03462 DSC03466 DSC03470 DSC03471 DSC03463

DSC03472 DSC03473 DSC03478 DSC03477 DSC03479 DSC03480

DSC03474 DSC03475 DSC03476 DSC03481 DSC03483 DSC03485

DSC03484 DSC03495 DSC03491 DSC03486 DSC03488 DSC03489

DSC03492 DSC03496 DSC03498 DSC03500 DSC03502 DSC03501

DSC03490 DSC03503 DSC03504 DSC03506 DSC03511 DSC03508

DSC03520 DSC03521 DSC03517 DSC03512 DSC03513 DSC03515

DSC03522 DSC03516 DSC03518 DSC03519 DSC03514 DSC03525

 

Заряженный фотоаппарат очень пригодился мне, позволив отснять на память все интересующие меня экспонаты. Для беглого осмотра мне хватило часа, но если с полной отдачей изучать всю представленную экспозицию с дополнительно приведенной текстовой информацией, то времени может понадобиться значительно больше. Место, обязательное к посещению!

 

Письмо Гагарина, написанное им за два дня до полета в космос »

Отдельно хочется остановиться на приведенной копии письма от Гагарина своей жене Валентине Ивановне, оно было написано перед самым полетом 10 апреля 1961 года, но передано ей уже после его гибели в 1968 году. Сколько в нем любви и мужества. В словах отражено осознание важности поступка для всего человечества. Гагарин с восхищением и радостью пишет: «Ведь это история, это – новая эра!», прекрасно понимая, что может не вернуться обратно, несмотря на достижения в области космической инженерии. «Ведь жизнь есть жизнь, и никто не гарантирован, что его завтра не задавит машина».

 

Здравствуйте, мои милые, горячо любимые Валечка, Леночка и Галочка!

 

DSC03510Решил вот вам написать несколько строк, чтобы поделиться с вами и разделить вместе ту радость и счастье, которые мне выпали сегодня. Сегодня правительственная комиссия решила послать меня в космос первым. Знаешь, дорогая Валюша, как я рад, хочу, чтобы и вы были рады вместе со мной. Простому человеку доверили такую большую государственную задачу – проложить первую дорогу в космос!

 

Можно ли мечтать о большем? Ведь это – история, это – новая эра! Через день я должен стартовать. Вы в это время будете заниматься своими делами. Очень большая задача легла на мои плечи. Хотелось бы перед этим немного побыть с вами, поговорить с тобой. Но, увы, вы далеко. Тем не менее я всегда чувствую вас рядом с собой.

 

В технику я верю полностью. Она подвести не должна. Но бывает ведь, что на ровном месте человек падает и ломает себе шею. Здесь тоже может что-нибудь случиться. Но сам я пока в это не верю. Ну а если что случится, то прошу вас и в первую очередь тебя, Валюша, не убиваться с горя. Ведь жизнь есть жизнь, и никто не гарантирован, что его завтра не задавит машина. Береги, пожалуйста, наших девочек, люби их, как люблю я. Вырасти из них, пожалуйста, не белоручек, не маменькиных дочек, а настоящих людей, которым ухабы жизни были бы не страшны. Вырасти людей, достойных нового общества – коммунизма. В этом тебе поможет государство. Ну а свою личную жизнь устраивай, как подскажет тебе совесть, как посчитаешь нужным. Никаких обязательств я на тебя не накладываю, да и не вправе это делать. Что-то слишком траурное письмо получается. Сам я в это не верю. Надеюсь, что это письмо ты никогда не увидишь, и мне будет стыдно перед самим собой за эту мимолетную слабость. Но если что-то случится, ты должна знать все до конца.

 

Я пока жил честно, правдиво, с пользой для людей, хотя она была и небольшая. Когда-то еще в детстве прочитал слова В. П. Чкалова: «Если быть, то быть первым». Вот я и стараюсь им быть и буду до конца. Хочу, Валечка, посвятить этот полет людям нового общества, коммунизма, в которое мы уже вступаем, нашей великой Родине, нашей науке.

 

Надеюсь, что через несколько дней мы опять будем вместе, будем счастливы.

 

Валечка, ты, пожалуйста, не забывай моих родителей, если будет возможность, то помоги в чем-нибудь. Передай им от меня большой привет, и пусть простят меня за то, что они об этом ничего не знали, да им не положено было знать. Ну вот, кажется, и все. До свидания, мои родные.

 

Крепко- накрепко вас обнимаю и целую, с приветом ваш папа и Юра. 10.04.61 г.

 


 

Гонка со временем была закончена в ничью, один музей я все же успел посетить. Мне оставалось только покататься по городу, осматривая оставшиеся достопримечательности. Недалеко от музея сразу же обращает на себя внимание Благовещенский собор — обширное здание с гранитным цоколем, возведенное в русском стиле, отражающее свои купола в реке Гжать, служившей символом бывшего наименования города — Гжатск.

 

Благовещенский собор DSC03541 DSC03539

 

Памятник маме Гагарина у дома-музея, который я не успевал посетить

По размерам и количеству населения Гагарин схож с Можайском, но не имеет такой длинной истории, поэтому все достопримечательности относятся к событиям не так давно минувших дней, главные из которых связаны с нынешним названием города. Это уже посещенный музей первого полета и мемориальный музей Юрия Гагарина, который я так хотел посетить, но никак не успевал, а высиживать до следующего утра в городе мне представлялось не лучшим вариантом (дома мне удалось восполнить пробел благодаря интернету, где я нашел очень подробные отчеты о доме-музее школьных лет Ю. А. Гагарина и доме космонавтов, спасибо автору).

 

На центральной площади находятся памятник первому космонавту и церковь Казанской иконы Божьей матери, чуть далее памятник Федору Федоровичу Солнцеву. На этом все, в городе больше нечего было смотреть, только за ж/д путями церковь Вознесения Господня. Там же начался частный сектор, где ощущение присутствия городской жизни вообще испарилось вместе с разбитыми дорогами и перекошенными домами. Главный сюрприз ждал меня сразу по выезду из города. 

 

DSC03432 Церковь Вознесения Господня DSC03550 DSC03547 DSC03553 DSC03554

 

Сначала мне в глаза бросилось слишком уж большое количество детей на дороге, порядка пятнадцати-двадцати. По горящим кострам и общему виду поселения до меня начало постепенно доходить, что тут расположился самый настоящий цыганский табор прямиком из фильма «Большой куш». В голове сразу проскочила мысль, что сейчас вся эта толпа на меня набросится, как муравьи на жирного жука, и не оставит на мне живого места. Меня подстрекала мысль пронестись бильярдным шаром и снести любого, кто осмелится встать на моем пути. Но это только на словах. Подъезжал я медленно и осторожно, чтобы никого не зашибить. Некоторые пацанята с чего-то вдруг решили, что я приехал свое добро продавать вместе с велосипедом, и не отставали с вопросами: «Продаешь? Продаешь?». Другие кидали фразы типа: «Прокатнешь, братишь?» и тому подобное. Но беспредела не последовало. Удалившись на безопасное расстояние, я решил сделать пару снимков на память, но как только заметил приближение парня постарше, понял, что идея не самая удачная. Уехать до его прихода можно было, но вдаваться в панику я не стал, прикинув, что ничего страшного за нашим разговором не последует. Даже любопытно было в какой-то степени. Разговор начался с претензии в мою сторону: «Интересно фоткать, да?». Я ему объяснил спокойным тоном, что я просто турист, и фотографирую все на память, что встречаю на своем пути. На всякий случай я приврал, что останавливаюсь только в гостиницах и сейчас поеду до Вязьмы без остановок. В это же время налетела орда чертей и начала все трогать и щупать. Снова посыпались вопросы о продаже, но успокоившийся после моих ответов парень сам уже не выдержал и рявкнул на них, чтобы умолкли. На этом все и кончилось, только беспокойный Разум подкидывал мыслишек о том, что меня непременно нагонят на машине и учинят жестокую расправу.

 

DSC03557 DSC03558 DSC03559

 

DSC03560Успокоился я где-то через пять километров, как только выбрался на оживленное и мною горячо любимое минское шоссе, имея на спидометре 69 километров пройденного пути и 19:45 времени. За отсутствием альтернативного пути, до Вязьмы можно было добраться только по трассе. Поэтому все, что оставалось мне сделать по окончании дня, это максимально сократить расстояние в 55 необходимых километров хотя бы на треть. Крутя не спеша педали по шоссе, у меня промелькнула даже мысль о том, чтобы сократить его полностью. По моим оценкам сил хватило бы, чтобы такое совершить, и приехать посреди ночи в гостиницу полностью измотанным, а на следующий день устроить выходной. Но был ли смысл себя насиловать ради того, чтобы нагнать план? Конечно, нет.

 

DSC03563

DSC03562Езда вдоль трассы скучна своим однообразием, только окрашенные в цвет заходящего солнца пейзажи радовали глаз. А из созданных красот руками человека отметить практически нечего, разве что единственный памятник в селе Царево-Займище, известном тем, что 29 августа 1812 года в нем произошла передача командования русских войск от Барклая-де-Толли к князю Кутузову.

 

В поисках подходящего места для ночлега на карте я нашел лишь одну единственную речушку. В ее поисках я отъехал почти на полтора километра от трассы, но по прибытии оказалось, что это совсем небольшой ручеек, шириной в полметра. Другое место искать не было желания, и я расположился у ближайшего куста, где чуть не стал ужином для обнаглевших комаров. Я не уставал отмечать для себя, насколько хорошо от них спасал комплект непромокаемой одежды. «Комар носа не подточит» — эта фраза обретала самый прямой смысл, и не нужно было никаких бесполезных аэрозолей, обеспечивающих призрачную защиту лишь на время.

 

Приготовив ужин и спрятавшись от комаров в палатке, я приступил к осуществлению самых моих любимых процессов, которые под конец дня доставляли мне истинное наслаждение. Первый: воспроизведение вслух пережитых за день моментов. На лице у меня всегда возникала широкая улыбка при мысли о том, что потом, спустя неизвестный промежуток времени, я послушаю эти записи и посмеюсь над всеми переживаниями и тревогами, несбывшимися и сбывшимися планами и событиями. По ходу прошедшего дня мне вспоминалось плаксивое утро и мелкие неприятности, которые уже даже по исходу дня казались не такими существенными. Главное, что я успел посетить замечательный музей, после которого мое настроение значительно поднялось и продержалось до самого вечера. 

 

Второй процесс: поглощение пищи. Как подверженного ежедневным усиленным физическим нагрузкам человека, в ходе бесед со встречавшимися по пути людьми меня часто расспрашивали об этом вопросе во всех деталях. И для всех интересующихся я остановлюсь здесь поподробнее и раскрою по пунктам свой ежедневный рацион и систему питания в целом.

 

Система питания в пути »

Сложилась она сама собой в жадных на минуты городских будничных условиях, в которых обычно не хватает времени на то, чтобы приготовить себе нормальной пищи. Еда же, предлагаемая общей городской кухней фаст фуда и всевозможными столовыми и кафе с уже готовыми гарнирами и закусками меня никогда не привлекала (здесь это уже не метафора). Не вижу смысла расписывать почему. Но есть-то все равно что-то надо. Поэтому мой организм приспособился к двукратному домашнему питанию с дозаправкой углеводами в течение дня.

 

  • На завтрак мое меню включало внушительную порцию овсяной каши, сдобренную выборочно мюслями, медом, изюмом, орехами, ягодами или сразу всем понемногу. Затем все это заливалось пол-литровой кружкой чая вперемешку с бутербродами из зернового хлеба, намазанными сверху медом, а иногда еще и сливочным маслом.
  • По мере поступления в течение дня сигналов о том, что пора бы уже что-нибудь положить в темную пещеру рта на жертвенный алтарь языка, окруженного тридцатью двумя палачами, туда чаще всего отправлялись богатые углеводами жертвы, такие как фрукты и шоколад. Энергии, отданной ими в ходе нехитрого ритуала, хватало для того, чтобы в бодром духе продержаться до вечера и приготовить дома уже полноценный ужин.
  • Ужин включал: огромную порцию спагетти или изредка риса с добавлением сливочного масла и любого соуса, содержащего в себе наибольшее количество натуральных компонентов; миску овощного салата по сезону чуть меньших размеров; чай все с теми же медовыми бутербродами из зернового хлеба.

 

Кого-то раздражает питаться одними и теми же продуктами изо дня в день, однако мое меню оставалось практически неизменным уже в течение полугода. И каждый день я ел одно и то же с одинаковым зверским аппетитом, и, возвращаясь вечером с работы с нарастающим чувством голода, я частенько представлял себя за процессом смакования любимых блюд. Эта система уже давно отлажена и проверена – сил и энергии всегда хватало, вес держался на одной отметке. Поэтому я не собирался привносить в нее какие-либо значительные поправки и оставил неизменной. И пусть такой рацион не являлся абсолютно правильным с точки зрения здорового образа жизни, а скорее даже наоборот, но он идеально подходил под расписание путешествия, когда в течение дня достаточно просто перекусить без траты времени на длительные и плотные приемы пищи, после которых больше хочется расслабления, чем напряжения в мышцах тела.

 

 DSC03566 DSC03567 DSC03568

 

По технической части по ходу дня я отмечал следующие моменты: с утра фотоаппарат, плеер и один комплект батареек были практически разряжены. Как только я нашел провод, то распределил имевшиеся 90% энергии, отдав 50% батарейкам и 40% фотоаппарату. Этого хватило только до конца дня, так что ситуация по заряду устройств была аналогична утренней. Погода была сильно облачная, за остаток дня ВЦ удалось накормить только на 40%, которые пришлось тут же вечером пожертвовать батарейкам. Этого должно было хватить, чтобы доехать до Вязьмы. Музыку я уже не слушал в течение дня, так как плеер был на последнем издыхании. То же касалось и планшета. Отчет я писал до его самовольного выключения. Сразу после этого стало так тихо и темно, что мне ничего не оставалось, как последовать его примеру.

 

Свое сознание я выключал медленно, в полном одиночестве среди просторов полей. Лишь слабым фоном доносилась какофония мечущихся машин со стороны шоссе.

 

Метки . Закладка постоянная ссылка.

Возможность комментирования заблокирована.