29 июля — день 28-й (конец дня)

Где был: Лимбажи (Латвия, Лимбажский край)

Что запомнилось: первые впечатления о Латвии • неоправданные ожидания • общение с местным населением • внезапно нагрянувшие тучи • гроза в Лимбажи • Лимбажский замок • переросшая в ливень морось • поляна забавных скульптур • преображение на небе после дождя • финальный спуск перед Цесисом

 

Погода: ясно, ливень, ясно • +29…+30 ºС, +20 ºС

Ветер, мое направление: ⇑ ⇗, 3-4 (13) м/с • ⇓ ⇘

В пути, лагерь, отбой: 11:00 • 22:10 • ≈ 00:30

Пройдено: 1777 + 120км = 1897км

 


 

Мне всегда казалось (по незнанию истории), что Эстония-Латвия-Литва — есть единое целое со схожими культурой и традициями, пусть и разным языком, но разделенное границами чисто формально, как Россия с Белоруссией. И потому момент приближения к границе не был для меня столь торжественным, как, к примеру, пересечение границы России с Эстонией. Я ехал, скорее, с чувством глубокого любопытства. Мне было жутко интересно, сможет ли меня в свою очередь Латвия чем-нибудь удивить, и если да, то чем именно; насколько будут верны мои представления о единстве двух сестер.

 

«Я в Латвии?».

 

Только я стал постепенно привыкать к эстонскому языку и даже успел запомнить несколько часто встречаемых слов, как знакомые уже надписи сменились совершенно другими, как мне показалось, более «корявыми» и сложными для чтения по буквам. Но не только это и неприметный знак «Latvija» на фоне сарая указывали на то, что я пересек границу.

 

IMG_4014

 

IMG_4026Первое же, на что я сразу обратил внимание, это, конечно же, покрытие дороги. Нельзя было сказать, что оно стало совсем ужасным, но разница была очевидна. Аккуратно уложенный эстонский асфальт сменился неопрятным российским. Да, именно российским, а не латвийским, потому что вот здесь-то разницы совершенно никакой не было. Я пытался объяснить себе это так: «Ничего страшного, это же всего лишь деревенская местность», но тут же осек себя на этой мысли, что действительно, стоило мне покинуть Эстонию, как сразу наступила самая обычная деревенская местность с самым обычным деревенским укладом жизни, хотя дорога так и продолжала тянуться вдоль Балтийского моря.

 

IMG_4051 IMG_4044

 

Первые километры по Латвии я ехал очень медленно, продолжая удивляться резкой смене окружения. Поменялись и дорожные знаки, они стали более походить на наши, но некоторые мне показались даже еще более страшными, чего, правда, нельзя было сказать о детишках с рюкзаками и гордо скачущем олене.

 

IMG_4077 IMG_4029 IMG_4041 IMG_4049 IMG_4062 IMG_4443

 

 Появилось большое количество небольших придорожных магазинчиков, тогда как в Эстонии, как я уже упоминал ранее, найти магазин в деревне было большим счастьем. Ценники были представлены как в евро, так и в национальной валюте – латах. Мне это показалось странным, потому что Эстония и Латвия вступили в Евросоюз одновременно – 01-го мая 2004 года, однако эстонские кроны были отменены еще в 2010 году, а латвийские латы только в 2013 году. У продавца я узнал, что подпись осталась для того, чтобы латышам было проще ориентироваться в ценах и не приходилось заниматься лишними математическими операциями в голове. Какого было мое удивление, когда я обнаружил на полках магазина небезызвестную в России отраву — супы быстрого приготовления, но что примечательно, ни какие-нибудь там, а от «Роллтон» — прямиком из родного Серпухова! 

 

IMG_4022 IMG_4021  IMG_4418 IMG_4417

 

IMG_4024

Я не стал строго судить Латвию по первой же деревне и полученным впечатлениям, однако я четко для себя отметил, что прежний «европейский блеск» куда-то бесследно пропал. «Но куда же я тогда попал?» — задавался я вопросом. Православная церковь Преподобного Арсения Великого своим внешним видом давала ясно понять, что определенно не в Россию, подобный стиль постройки мне неоднократно встречался в Эстонии, но и на свою прибалтийскую соседку Латвия совсем не походила. «Может, я просто попал в новую страну?» — определиться в этом вопросе должна была помочь разведка остальной местности, небольших городов и поселений. Для этого маршрут был специально проложен не напрямую в Ригу, а с достаточно сильным крюком где-то в 70-80 километров.

 

Главная магистраль А1, что ведет до самой Риги, где-то в полной мере показывала европейский уровень, а где-то с очень большой натяжкой, так как покрытие было сильно изношено. У меня возникали следующие мысли: «Неужели поддержка ЕС в строительстве трассы относилась только к Эстонии, а Латвию обделили в средствах? Или же некоторые чиновники решил не обделять свои карманы…?».

 

 IMG_4057 IMG_4061 IMG_4060

 

IMG_4052IMG_4055«Похоже на Белоруссию» — все чаще и чаще повторял я себе, когда стал наблюдать по пути схожий пейзаж: засеянные кукурузой поля, различные местные украшательства, придорожные магазинчики, а стоило мне с основной трассы съехать, как асфальт тут же сменился гравием. Следы цивилизации окончательно исчезли.

 

По бездорожью прогромыхал грузовик, погрузив меня в облако пыли. Началась самая обычная сельская местность с редкими признаками жизни в запустелых домах. Я уже достаточно поотвык от щебня с песком, пока находился в Эстонии, но нескольких километров по жаре с постоянной тряской в руках и забивающей легкие пылью быстро освежили мою память. Я уже было смирился, что все 20 километров до следующей региональной трассы пройдут в этом унылом окружении по гравию, как вдруг неожиданно среди обычной сельской местности вдруг возник асфальт.

 

IMG_4070 IMG_4069 IMG_4063

 

Вскоре обнаружилась причина неожиданной роскоши – красиво отделанная мыза. Мне хотелось поближе осмотреть ее, чтобы убедиться, что это не мираж.

 

IMG_4066

 

Но попытка совершить задуманное была встречена сотрудницей музея, с которой у меня состоялся первый диалог на латвийской земле. Женщина в возрасте оказалась очень веселой и неплохо говорила по-русски.

Здравствуйте, по-русски понимаете?

Панимаю, – ответила женщина с явным акцентом.

Замечательно. А как можно подойти посмотреть мызу поближе?

Никак не можно. Привате, здесь привате, — замахала она руками.

Привате? А, частные владения? Только издалека фотографировать?

Да, только издалека. Можете еще наш музей посетить.

Нет, спасибо, на музей времени просто нет, – немного приврал я, чтобы отказ не звучал слишком грубо, и сохранилась возможность продолжить диалог, нужно же было воспользоваться тем, что я встретил русскоговорящего человека в чужой стране.

Извините за глупый вопрос, но я первый день в Латвии, и мне интересно узнать, как будет по-латышски здравствуйте и спасибо?

Labdien, paldies.

 

Эти два слова прозвучали для меня скороговоркой, но я постарался повторить.

Эмм, как? Лабдн… падылис?

Labdien и paldies, – со смехом повторила женщина.

Лаб.. дыен, пал.. дыес? – еле-еле вылезли из меня сложные слоги.

Да. Labdien, paldies.

Лабдыенпалдыес, – с третьей попытки я проговорил два этих слова как одно, отчего мне тут же показалось, что я произнес часть какого-то магического заклинания. — Да уж, не так просто запомнить. Эстонский мне дался гораздо легче. Тере да айте, проще некуда. А как по-вашему будет до свидания?

Uz redzēšanos.

Оо…, нет, это уже слишком. Знаете, пожалуй, двух слов с меня на первое время хватит.

Uz redzēšanos, — повторила она еще раз, смеясь.

Уж…, редж…, — попробовал я все же повторить за ней, внутри себя понимая, что эти «каракули» я все равно не запомню. На слух латышский язык показался мне слишком «корявым» по сравнению с эстонским, собственно, как и все увиденные до этого надписи.

 

Пока я записывал в блокнот новые слова для изучения, сотрудница музея поинтересовалась:

Первый день говоришь в наших краях, откуда же и куда держишь путь?

Сейчас из Эстонии. Еду в Ригу, но сначала решил вот заехать замки посмотреть по пути разные. Дальше там Лимбажский замок и еще в Цесисе, верно?

Цесис? Ууу…, в Ригу через Цесис…, – веселая гримаса на лице женщины вдруг сменилась задумчивой. Ее палец в воздухе нарисовал серповидный крюк, после чего она добавила, покачивая головой, – далеко, очень далеко.

Да ничего, нормально, погодка вот только жарковата.

Да, жара стоит. И еще жарче будет. 35 градусов, говорили, будет.

 

Я принял эту информацию к сведению и, перед тем как уехать, раз уж зашел разговор о жаре, попросил набрать холодной воды, на что сразу же получил разрешение. Пока бутылки заполнялись, женщина вдогонку поделилась со мной, что по-русски прекрасно все понимает, вот только само произношение не идеально, но все так же не переставала смеяться: «Мой русский очень и очень хороший!».

 

IMG_4084Очень и очень хорошая асфальтовая дорога сразу же закончилась, как только прелестная мыза осталась за спиной. На всем продолжении пути мне попалась одна разрушенная церковь и еще одна на другом асфальтовом «оазисе» — евангелическо-лютеранская Святой Екатерины с памятником, судя по датам 1941-1945, павшим именно в Великой Отечественной войне, а не во Второй Мировой.

 

IMG_4073 IMG_4080 IMG_4081

 

IMG_4093После ознакомления с дорогами Латвии, заплатанный асфальт на трассе для меня уже не стал сюрпризом. Сюрприз заключался в другом: вдруг «где-то там» опять «что-то» прорвало. И это «что-то» очень сильно загромыхало. Чистое и ясное небо тут же помялось при появлении ребристых облаков, гонимых мощной силой ветра. Неожиданно. Но самое страшное для меня было то, что пути нашего движения должны были неминуемо столкнуться. Я старался как можно быстрей добраться до Лимбажи, чтобы переждать грозу в стенах города, а еще лучше – замка.

 

IMG_4088 IMG_4085 IMG_4090 IMG_4096 IMG_4097 IMG_4100

 

В пасмурную погоду вокруг все стало выглядеть еще более уныло: и дорога, и деревенские постройки, и разрушенные здания советских времен.

 

IMG_4078 IMG_4102 IMG_4104

 

Однако когда я добрался до города, на моих глазах вдруг неожиданно началось волшебное преображение всего этого окружения: появились велодорожки (ура!), обычные жилые дома сменились средневековой застройкой. Я вдруг вновь почувствовал себя в Европе.

 

IMG_4107 IMG_4109 IMG_4138

 

Но до стен замка я добраться не успел. Ливень застал меня, когда я мчался в гору к центральной площади. Вся жара тут же сошла на нет. Я едва успел забежать в магазин, чтобы затем в арке ближайшего дома провести целых полчаса за поглощением невкусной плитки шоколада в размышлениях: «Только вчера я загорал на золотистом пляже в Эстонии, а уже сегодня я вынужден мокнуть под дождем в Латвии». По истечении получаса дождь стал капать все реже, но полностью не прекратился. Тратить время на ожидания я больше позволить себе не мог, и поехал смотреть опустевший город прямо так, под слабую морось.

 

IMG_4108 IMG_4139 IMG_4114

 

Однако улицы пусты были не только по причине грозы — Лимбажи не является популярным туристическим городом — размеры маловаты, да и похвастаться ему особо нечем в плане архитектуры. Но так было не всегда, раньше все было иначе, и кто знает, каким бы был Лимбажи сегодня, если бы на протяжении всей своей истории город не постигали всякие несчастья.

 

С 1223 года окрестные земли перешли во владение рижского архиепископа, который решил устроить в Лимбажи одну из своих резиденций, построив себе каменный замок. В те годы к морю можно было выбраться речным путем, и получивший немецкое название Лемзаль город быстро рос и развивался, а с XIV века вошел в Ганзейский союз как хозяйственный центр волостного значения. Все шло хорошо.

 

Но в XVI веке водные пути обмелели и город перестал быть доступен торговым кораблям, экспортно-импортные функции перешли к Риге и Салацгриве. Кроме того, позже город был вовлечен во всевозможные военные конфликты: в 1558 году пришли войска Ивана Грозного и спалили город, в 1567-м то же cамое сделали шведы, а в 1575 — снова русские. В 1582 году, после окончания Ливонской войны, город достался Польше, и началось его восстановление вместе с замком. Но после повторного захвата города в 1602 году шведы окончательно разрушили городские укрепления, которые потом так и не восстановили.

 

IMG_4128 IMG_4129 IMG_4134 IMG_4125 IMG_4132 IMG_4131

 

IMG_4140

Постепенно город все же отстроился, но вновь пострадал из-за крупного пожара 1747 года. В 1877 году Лимбажи становится самостоятельным городом, опять активно отстраивается, появляется разнообразная промышленность — например, фабрика по производству валенок. Кульминацией развития Лимбажи стало строительство в 1930-х годах железной дороги из Риги до Таллина через Пярну. После войны Лимбажи продолжил существовать как центр пищевой и прочей мелкой промышленности. Пищевой сектор работает до сих пор, а вот производство шляп и валенок прекратилось, железную дорогу в 2007 году разобрали, и город стал постепенно чахнуть. Однако для самых заядлых туристов есть уже упомянутые руины замка, а также пара скромных памятников и архитектурных достопримечательностей. Находятся они все не более чем в трехстах метрах друг от друга.

 

IMG_4116 IMG_4113 IMG_4122

 

IMG_4144

Небо уже значительно просветлело за то время, что я катался по городу, но все равно продолжало ныть. Я еще долго ехал под моросью в легкой одежде и без чехлов, понимая чисто логически, что дождь вот-вот должен кончиться — на небе четко была видна граница, с одной стороны которой было абсолютно чисто, а с другой все еще шел дождь. Шел, шел и шел. Вот-вот светлая сторона должна была отвоевать ту темную часть пространства неба, где я находился, но проблема заключалась в том, что процесс этот тек слишком медленно, а я двигался слишком быстро.

 

Я не хотел и не мог тратить времени на ожидания, пока небо надо мной проверится, поэтому все надежды сильно не вымокнуть так и остались у меня за спиной. Я стремительно внедрялся в свинцовую массу, сплошняком охватившую большую часть неба, так что морось вскоре сменилась ливнем не слабее того, что был в Лимбажи. Но я так и продолжал двигаться налегке, потому что в зеркале заднего вида было чистое доказательство того, что скоро дождь стихнет.

 

IMG_4145 IMG_4146 IMG_4149

 

И спустя 15 километров все успокоилось, угроза была исчерпана. Другая опасная «угроза» возникла на обочине дороги у поворота непосредственно к Цесису. Это была скульптура огромного паука, который с легкостью смог заманить меня в свои сети. Я слез с велосипеда, чтобы осмотреть его поближе, и обнаружил целую поляну скульптур из дерева, камня и кованого железа. Практически все они изображали животных, причем в такой достаточно причудливой манере исполнения, что ничего кроме позитива во время осмотра у меня просто возникнуть не могло. И вот в таком бодром расположении духа, заряженном дополнительно чистой свежестью после дождя, я продолжил путь.

 

Показать »

IMG_4150 IMG_4152 IMG_4156 IMG_4157 IMG_4158 IMG_4154

IMG_4160 IMG_4168 IMG_4177 IMG_4179 IMG_4180 IMG_4192

IMG_4197 IMG_4173 IMG_4176 IMG_4182 IMG_4204 IMG_4184

IMG_4193 IMG_4203 IMG_4186 IMG_4187 IMG_4189 IMG_4174

IMG_4201 IMG_4171  IMG_4175 IMG_4183 IMG_4185 IMG_4212

IMG_4194 IMG_4170 IMG_4165 IMG_4198 IMG_4202 IMG_4172

IMG_4207 IMG_4191 IMG_4166 IMG_4200 IMG_4169 IMG_4206

IMG_4163 IMG_4205 IMG_4196 IMG_4178 IMG_4199

IMG_4161 IMG_4188 IMG_4209

 

IMG_4214Освободившись от грузной серой массы, облака устроили на небе настоящий праздник. Облачившись в голубые краски мира и всеобщей гармонии с одной стороны, и в розовые оттенки чистой любви с другой, они собирались обвенчаться с благословения госпожи Радуги, что показывается из-за небесной ширмы только в особенные торжественные дни и моменты — подобно этому. В качестве свидетелей выступали синий цвет спокойствия и умиротворения с желтым жизни и тепла. После того как вечный союз был одобрен и скреплен, все цвета перемешались в головокружительном танце, вырисовывая умопомрачительные пируэты и фигуры. 

 

IMG_4218 IMG_4230 IMG_4224 IMG_4232 IMG_4233

IMG_4225 IMG_4226 IMG_4228 IMG_4234 IMG_4235

 

Я не уставал слезать с велосипеда, чтобы запечатлеть на память пестрый наряд вечернего неба. Через каждые сто метров мне казалось, что вокруг меня все стало еще живописнее, чем было минуту назад. Ехать было просто невозможно! Я то и дело останавливался, и с наполненными счастьем глазами, затаив дыхание, просто… наблюдал.

 

Я наблюдал за небом до самой той поры,

Пока не был на нем восстановлен порядок,

Пока синий цвет не вознес свои дары,

А розовый — не выпал в осадок.

 

IMG_4237

 

Даже сам ветер на весь вечер замер в восхищении от этой невероятной красоты. В моих глазах она стала еще чем-то вроде броского макияжа над морщинистой кожей земли, которая становилась только грубей с того момента как я повернулся к Балтике спиной и поехал прочь от ровной глади морской. Спуски я пролетал широко раскинув руки, а любые подъемы преодолевал просто играючи. Только финальный спуск к цесисскому мосту с перепадом высот в целых 50 метров дал мне ясно понять, что для того, чтобы выбраться на следующий день с самого дна, мне придется изрядно попотеть.

 

Пройденный маршрут »

[mapsmarker layer=»48″]

 

Метки . Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *