Вступление

Единицы времени, пропущенные через зубчики шестерней часов прошлогоднего путешествия, многое мне открыли. Наполнив мою жизнь незабываемыми моментами, они дали мне ясно понять, куда я должен направить основной поток своего времени, что безостановочно, неумолимо и безжалостно льется мгновение за мгновением. И как только стрелки на циферблате прошлого путешествия сделали полный оборот вокруг своей оси и вернулись на свое прежнее место, показывая тем самым, что оно подошло к концу — я приступил к заводу нового механизма.

 

Вопрос был лишь в том, куда податься. Еще во время путешествия по Белоруссии я начинал все больше, чтобы логически продолжить изучение братских стран, склоняться в пользу Украины, пока там не начались волнения, получившие впоследствии печально известное продолжение. Рассматривать отдельно Крым как площадку для длительного путешествия было совершенно нецелесообразно, так как он слишком мал по своим размерам, и тогда мой выбор без колебаний пал на прибалтийские страны Восточной Европы, пусть и не братские России на настоящий момент, но некогда так же входившие в состав СССР – Эстонию, Латвию, Литву.

 

Тут же последовал вопрос об оформлении заграничного паспорта и визы. Излишнее перенапряжение у Разума возникало только лишь от одной мысли о предстоящей бумажной волоките и возможном отказе в выдаче. С другой стороны, с этим рано или поздно все равно пришлось бы столкнуться. «Так какой тогда смысл откладывать на завтра то, что само пришло и просит о том, чтобы его решили прямо сейчас?». Подобными логичными рассуждениями Разум убедить оказалось гораздо проще, чем в прошлом году, когда путешествие по Белоруссии ему представлялось весьма сомнительным мероприятием. Но вкусив все прелести от свершенного, планируемая поездка теперь представлялась ему уже просто необходимой. К тому же мне удалось завоевать некоторую долю доверия, отчего большинство моих действий не подвергалось уже критике и тщательному анализу.

 

Получение заграничного паспорта »

И вторым действием после заработка денег, которое можно смело отнести к подготовке – было получение заграничного паспорта. Вопрос для многих щекотливый, поделюсь основными этапами оформления:

  1. Регистрация на портале государственных услуг – несколько минут.
  2. Получение кода активации – в любом отделении РОСТЕЛЕКОМА уже на следующий же день.
  3. Самое трудоемкое – оформление онлайн заявки на получение паспорта. Моему другу как раз довелось накануне получать паспорт, и он запугал меня тем, что в анкете нужно детально изложить историю своей жизни за последние 10 лет, и что он заполнял ее чуть ли не две недели. Про 10 лет он не соврал, но ничего сложного в этом абсолютно нет. При внимательном изучении образца и хорошей памяти на даты можно не спеша уложиться за час или два. Остальные страницы анкеты сильного напряжения памяти и других отделов мозга не требуют.
  4. Анкета проверяется около недели, после чего приходит уведомление с подтверждением о правильности ее заполнения или с опровержением и, наверное, указанием ошибок, не знаю. Но в первом случае будет указана точная дата и время для явки с целью подачи остальных документов, указанных в перечне. Предварительная запись очень удобна тем, что не нужно высиживать длинные живые очереди.
  5. Собственно, сбор этих самых документов. Срок дается примерно около недели или двух, чего более чем достаточно, чтобы сделать копии паспорта и военного билета. Фотографии не нужны. Сложность может вызвать разве что оплата госпошлины. Дело в том, что не во всех банках имеются необходимые реквизиты и квитанцию лучше предварительно распечатать самостоятельно. Это не составит особого труда, ссылка на сайт указывается в письме.
  6. После приема документов – спокойное ожидание не более чем одного месяца для тех, у кого адрес прописки совпадает с адресом фактического проживания. В ином же случае же, как указано на сайте, срок ожидания может достигать четырех месяцев. Я подавал документы в конце апреля, а в десятых числах мая мой паспорт уже был готов.
  7. Получение паспорта в любой удобный указанный в письме день. В зависимости от толпы желающих и качества работы персонала, это может занять от десяти минут до целого часа.

 

Опасения в том, что заграничный паспорт мне вдруг не выдадут, были лишь от незнания течения самого процесса. Все оказалось куда проще, чем я мог себе представить, чего нельзя сказать о получении шенгенской визы. Ее получение я откладывал до самого последнего момента. Время от времени Разум терял былой энтузиазм и терзал меня сомнениями на основе нескольких существенных факторов, которые своей тяжестью действительно всерьез заставляли задуматься над их неопровержимом влиянии.

 

Во вступлении к первому путешествию я лишь одной строкой коснулся личных отношений, упомянув, что это совершенно другая тема и совершенно иная категория чувств, не требующая здесь подробного рассмотрения. Так и есть, только на тот момент я не был охвачен их властью. Вся моя внутренняя борьба основывалась лишь на адекватности и возможности задуманного приключения, тогда как в этом году моим противником стал вопрос о «правильности сделанного выбора». С одной стороны я понимал всю необходимость свершения следующей поездки, а с другой стороны: «Любовь – это тоже эксперимент, над собой». Притом весьма и весьма интересный тем, к каким результатам он порой может привести человека, поглощенного в него с головой и слабо отдающего отчет Разуму о совершенных иногда действиях. Но какого бы результата от эксперимента я не ожидал, он также зависел от второго принимающего в нем участие человека, понять намерения которого было порой весьма затруднительно не от нехватки опыта в проведении подобных экспериментов, а от того, что он сам не знал, чего хотел. Поэтому я все же старался не отклоняться от намеченного курса, но и не исключал возможности временного отступления, дав поначалу эксперименту рабочее название по вероятности его свершения: «1%». Но это только лишь поначалу, порой эта цифра достигала гораздо большего значения, наполняя омывающую мозг кровь чрезмерным количеством опьяняющих химических соединений. Спаивая его таким образом и вызывая все большую зависимость, прямо пропорционально в противоположную сторону сокращалась вероятность совершения задуманного. Это длилось на протяжении достаточно долгого времени, пока не была внесена ясность в поток происходящих в эксперименте событий.

 

I just don’t know, what I want

You just don’t know, what you want

Yeah we don’t know, what we want

Just keep it trivial

 

Просто я сам не знаю, чего хочу,

И ты не знаешь, чего хочешь,

Да, мы сами не знаем, чего хотим.

Просто оставим все, как есть.

 

(The Naked And Famous – «What We Want?»)

 

Тогда вероятность поездки обрела свое прежнее значение. Но равнялось она не 99%, что было бы логично предположить, а примерно 80%. Связано это с другими факторами, привносившими свою долю неясности и откусывая от 100% драгоценные доли вероятности. Один из них – по сравнению с прошлым годом сопоставимо меньший бюджет, отчего пришлось предаться грамотному его распределению, заменив только самое необходимое из общего списка снаряжения и обойтись не полной заменой велосипеда, а лишь некоторых частей уже имеющегося. Денег становилось то слишком мало, то «вроде бы хватает». И даже сравнительно небольшой суммы мне все равно было бы достаточно, если бы не формальности, связанные с получением визы. По правилам у меня должно было быть 71 евро на каждый день пребывания в шенгенской зоне. Это значило, что если я хочу пробыть там месяц, то у меня в кармане должно быть 2100 евро, а это порядка 100 000 рублей. А я планировал там находиться даже более месяца, но после необходимых вложений в снаряжение, подобной суммой денег уже не располагал.

 

Как и некоторые другие пункты из общего списка правил, денежный вопрос можно было решить обманным путем. Но для начала мне нужно было узнать реальное время пребывания. Я занялся детальной проработкой маршрута и программой посещения мест. Подкрепленный полученным опытом, я в этот раз не испытал практически никаких затруднений в немаловажном процессе планирования маршрута. Зная примерные расстояния, которые я способен пройти за день, и сколько на это мне требуется времени, я буквально по дням и часам расписал все путешествие. Получив в итоге примерное время пребывания на территории Шенгена в 40 дней и понимая, что на такой срок с оставшимся запасом бюджета визу мне вряд ли выдадут, я принялся за планирование ложной версии маршрута для консульства, сократив время пребывания до 14-ти дней. Такой срок идеально вписывался в бюджет, звучал достаточно правдоподобно и удобно ложился под брони мест проживания, которые также обязательно нужно предоставить на каждый день пребывания. На сайте www.booking.com можно забронировать гостиницу или хостел и снять бронь в любой удобный момент и в большинстве случаев совершенно бесплатно. Таким образом, моя легенда не сильно отличалась от реальной.

 

Подача документов на получение Шенгенской визы »

Но по сути, наплести можно вообще все что угодно, лишь бы это звучало правдоподобно. Главное – получить визу. Поэтому я мог просто выдать себя за обычного туриста, решившего добраться на самолете или поезде до Эстонии и пробыть там любое количество дней. При этом точно так же предоставить брони хостелов и билетов на транспорт. Только вот последние нужно предварительно выкупать, что меня совсем не устраивало. Это значило, что пришлось бы подавать липовые брони на свой страх и риск. Я решил пойти по более честному пути, лишь вынужденно соврав о количестве проведенных дней в Шенгенской зоне. Оставалось лишь собрать все необходимые документы.

 

Поскольку получение Шенгенской визы также является весьма щекотливым вопросом, а уж тем более для не совсем стандартных целей, то распишу по пунктам обо всех совершенных мною действиях.

  1. Получение заграничного паспорта. Об этом написано подробно выше.
  2. Справка с места работы. Выглядеть может достаточно произвольно, но суть ее должна заключаться в следующем: «Настоящая справка выдана ФИО в том, что он действительно работает в наименование организации с число в должности такой-то. Среднемесячный оклад ФИО составляет много денег. На период с число по число ему предоставляется оплачиваемый отпуск с сохранением рабочего места». Последняя фраза служит еще и обстоятельством, обязующим обратившегося гражданина вернуться в страну проживания. Одна из страшилок, вычитанных мною в интернете, гласила, что на справке обязательно должна стоять круглая печать организации. На моей работе таковой не имелось, поэтому я просто позвонил в консульство и уточнил этот момент. Мне коротко ответили: «Неважно».
  3. Полис страхования здоровья со страховой ответственностью не менее 30 000 евро. Этот пункт лишь звучит как-то запутанно и непонятно. С помощью сервиса черепаха все очень просто оформляется за две минуты, не отходя от монитора компьютера. Нужно лишь знать количество проведенных дней на территории Шенгена. По путевке эти данные известны заранее…
  4. …а вот мне, как велотуристу, нужно было грамотно распланировать маршрут. Единственный нюанс, в котором я никак не мог разобраться – это срок действия визы. Я понимал, что мне выдадут визу краткосрочную категории C, но не знал какой именно подкатегории – С1, дающей право пребывать на территории Шенгенской зоны лишь указанное количество дней, или С2, сроком пребывания на 90 дней. И именно поэтому я боялся выдавать себя за обычного туриста и указывать в анкете маленький срок пребывания на пять или десять дней с точной датой отъезда.
  5. «Документы, подтверждающие цель поездки». Если цель просто туристическая, то под этой хитрой формулировкой подразумевается справка о наличии денежных средств на счету. По эстонским правилам у меня в кармане должно быть по 71 евро на каждый день пребывания в их стране. Цифра эта исходит из того, что 71 евро – 0,2 минимальной заработной платы в Эстонии. Такие интересные данные после нехитрых вычислений подсказывали мне, что минимальный месячный заработок в Эстонии составлял 355 евро или 16 300 рублей, тогда как в России – 5 554 рубля с 1 января 2014 года. И это первое сравнение, которое хочется привести еще до начала рассказа об Эстонии.
  6. «Наличие места размещения». В консульстве желают знать, где я собираюсь жить в их стране. Для этого нужно предоставить брони гостиниц или хостелов. Я смог это сделать опять-таки только после распланировки маршрута, при этом на всякой случай забил брони на все 14 ночей в разных городах, тогда как на самом деле мне заранее было известно, что большинство ночей я буду спать в палатке на природе.
  7. И самое главное – ходатайство визы. Или, проще говоря – анкета. Ее нужно оформлять через сайт, чему я был очень обрадован. При этом к каждому пункту прилагается понятная справка о том, как и что именно нужно в нем заполнить. Времени все это занимает совсем не много и тут не нужно расписывать никаких историй за последние 10 лет жизни. Лишь необходимая на текущий момент времени информация.
  8. После заполнения анкеты мне сразу же предложили забронировать время для подачи документов. На сайте было указано, что я сам могу выбрать желаемую дату, но мне этого предложено не было. Вместо этого мне сразу вышло сообщение о том, какого числа и в какое время я должен явиться.
  9. После этого собрал все бумажки в одну кучу: распечатал полис страхования здоровья, брони хостелов и анкету, вклеил в нее цветную фотографию 35х45мм, сделал копии первых страниц российского паспорта.

 

В назначенный день я прибыл в консульство для подачи документов. У входа стояла группа ожидающих, так как внутри места для этого не предусмотрено. Вызывали действительно по записи, не забывая про опоздавших. На пункте досмотра сразу же проверяли наличие необходимых документов. На вопрос охранника о том, где билеты, я осторожно ответил, что еду на велосипеде, на что он, чуть задумавшись, переспросил: «На велосипеде?» и тут же подсказал, что нужно приложить сопроводительное письмо, написанное в свободной форме. Внутри несколько окошек и большой стол посередине, где я тут же принялся придумывать, как же лучше преподать замысел поездки, упомянув про велосипед лишь косвенно, не акцентируя на нем особого внимания. Произвольная форма, так произвольная форма, получилось следующее:

 

«Я, такой-то, желаю совершить путешествие на велосипеде по городам Эстонии – Тарту, Таллин, Пярну. Приблизительное время пребывания – 14 дней. Затем отправлюсь в другие страны Прибалтики. Брони хостелов предоставлены».

 

Вдохнув побольше воздуха, я подошел к окошку. Тетя внимательно прочитала только что написанное мною творение и принялась внимательно сравнивать даты броней с датами, указанными в анкете. После паузы, выжимающей из моего сердца кровь, как из кухонной мочалки, тетя выдала мне фразу, холодной струей пролившейся в мои уши:

— Ну, и что дальше? У Вас указано, что срок пребывания 14 дней, а визу Вы запрашиваете на месяц.

— Да, в Эстонии я буду 14 дней, а дальше поеду в Латвию, – попытался объяснить я ей на тот случай, если она не поняла. Но оказалось, что это я не понял, чего она хочет. Тетя снова повторила:

— Ну, так и что? Надо указывать общий срок пребывания на всей территории Шенгена с предоставлением броней на проживание во всех странах.

 

И вот тут-то до меня дошел смысл полученной информации. От меня лишь прозвучала никому ненужная попытка хоть как-то защититься:

— Но при заполнении анкеты было написано «Срок пребывания в Эстонии».

 

После этого я уже безо всяких слов прочитал в обращенном на меня взгляде, что сказанное мною прозвучало как глупая отговорка от не выполнившего домашнюю работу первоклассника потому, что он не понял задания. По отношению к тете слова не возымели никакого действия, но зато они сами собой продолжились следующими, помогающими выйти из ситуации:

— Тогда я только по Эстонии попутешествую. Можно же так?

— Можно, только даты исправьте, – бросила она, возвращая мне кипу бумаг.

 

Выйдя на улицу, я понял для себя, что нужно было бронировать последний хостел в Нарве. Этот город находится на самой границе с Россией. И тогда по легенде, я, посетив его, просто выехал бы на велосипеде за пределы Шенгена. А указав последним город Пярну, что находится на западе Эстонии у самого моря, возникла необходимость брони билета на обратную дорогу в Россию. Ехать домой, заполнять новую анкету и ждать потом еще очереди никак нельзя было, нужно было предпринять что-нибудь прямо сейчас. И в голове быстро возникла возможная идея о том, как можно обойтись без броней на транспорт.

 

Не перепечатывая анкету полностью, а лишь исправив от руки дату выезда с территории Шенгена так, чтобы она вписывалась в те самые 14 дней, я пошел на второй заход. Схватив чистый листик, я принялся за сочинение (по-другому просто не скажешь) сопроводительного письма. Первый листок со словами: «Я, такой-то, распланировал план…» отправился в мусорную корзину. Чушь. Я взял еще один чистый лист под уже несколько подозрительный взгляд охранника. С третьей попытки сочинение приобрело следующий вид:

 

«Я, такой-то, составил план путешествия на велосипеде по городам Эстонии – Тарту, Таллин, Пярну. Приблизительно время пребывания – 14 дней. Брони хостелов предоставлены. Билет домой в Россию предоставить не могу, так как не могу с уверенностью знать точную дату прибытия в город Пярну. Ориентировочно 24-26 июля».

 

Такой формулировкой я постарался объяснить отсутствие билета. Она вполне походила на правду, но устроит ли она тех, кто сидит за окошком? Первая тетя одним только своим суровым видом и голосом отбила у меня всякое желание хоть как-то снова приближаться к ней. Я обратился к другой тете, уже сразу сопровождая ее осмотр документов словами о том, что и как я хочу сделать. В тот момент, когда она дошла до исправленной даты, моя речь вдруг остановилась в ожидании, есть ли смысл дальше еще что-то говорить, и продолжилась вместе с легким выдохом после перевернутой страницы. Когда и последний листок был досмотрен, тетя теплыми словами с улыбкой на лице спросила:

— Это должно быть очень интересно. Прямо отсюда поедете?

— Нет, от Пскова, — на всякий случай я еще раз соврал, чтобы легенда звучала правдоподобней. И после сразу продолжил — да, очень интересно! Я в том году ездил в Белоруссию, теперь хочу вот в Эстонию, но дадут ли мне визу, если я на велосипеде?

— Не могу сказать, к нам с такими заявлениями не часто обращаются, — или вообще не обращались, я точно не расслышал. — Наверное, дадут, — сказала она с улыбкой, чуть пожимая одним плечом и одновременно складывая все бумаги в одну папку, что означало для меня, что документы приняты.

 

Это подтвердилось в следующую же секунду, когда она уточнила, каким способом, наличными или картой, я желаю оплатить госпошлину в размере 35 евро. Получив вместо кучи бумаг обратно лишь квитанцию об оплате, я услышал долгожданные слова: «27-го на получение». То же было написано и в самой квитанции, но со сбивающей с моего лица признаки радости припиской: «При отказе гос.пошлина не возвращается».

 

Напряжение ослабло лишь на мгновение, потому что прием документов тетями за окошками — это лишь первый шаг. Кем и как они проверяются, по каким критериям подтверждаются или забраковываются – ничего этого не известно. Все, что мне оставалось, это постараться свести на нет любые по этому поводу размышления, не думать об отказе и не придавать самому событию так много важности. Но Разум был начеку и прекрасно понимал, что я уже был в ловушке, в которую сам себя и посадил. Что все этапы подготовки, включая заработок денег, покупку снаряжения, оформление сайта, а главное – внутренние установки, все это стояло на границе обрыва, готовое рухнуть в случае отказа из консульства в яму и засыпать меня своей тяжестью, после чего пришлось бы изрядно потрудиться, чтобы навести вновь порядок. Лишь погрузившись в работу, получалось не думать обо всем этом. Но стоило мне позволить себе минутку отдыха, как возникал этот страшный вопрос, провоцирующий раздражительное напряжение: «А если откажут? И что тогда?».

 

«Тогда я обращусь в консульство Латвии, придумаю другой маршрут, историю, которая их устоит, и все равно поеду!» — парировал я уже в последние дни ожиданий, уставший от назойливого Разума. Это помогало, и очень хорошо, что я не задумывался о том, что база виз у стран Шенгенской зоны общая, иначе никак невозможно было бы успокоиться на протяжении десяти мучительных дней. Оказывается, при отказе в паспорт ставится соответствующая отметка, и начать все снова в консульстве другой страны с чистого листа было бы не так-то просто.

 

И вот этот день настал — 27-е июня. Нет смысла расписывать то, как я пытался сдерживать себя до самого последнего момента, стоя в толпе ожидающих на улице, словно перед вступительным экзаменом; как стоял уже в очереди внутри, словно ожидая момента вызова для защиты дипломного проекта. Только вся разница заключалась в том, что и невозможно было бы даже при желании как-то защититься. Здесь не было ворчливого и строгого преподавателя, которого при отказе можно завалить жалостью или весомой отговоркой. Здесь была улыбчивая всем тетенька, спрятавшаяся за окошком, к которой меня постепенно подводила вяло текущая очередь. На один из тревожных вопросов ответ я получил еще до ее наступления мне на ноги. Парню передо мной дали визу всего на пять дней. Это значило, что о 90 днях скорее всего можно позабыть.

 

Но чего было гадать, когда вот уже я сам стоял в ожидании решения. «Ты сможешь легко вздохнуть только тогда, как сам увидишь в паспорте визу. Просто делай, что должен, и будь, что будет» — вспоминались мне слова девушки, ставшей причиной других моих внутренних волнений. И я искал паспорт глазами, но видел только анкету. Я смотрел на анкету, но видел только непонятную на ней пометку. Я смотрел на пометку, то, как она приближалась ко мне со словами из-за окошка: «Подпишите, пожалуйста, здесь». Подписав, я больше не видел пометку, не видел анкеты, не видел тетю, а видел лишь страничку в паспорте, украшенную зеленой отметиной. «Ваша виза, посещение однократное на срок с…, — слова тянулись слишком медленно, поэтому я, вгрызаясь взглядом в напечатанные цифры, хотел узнать ответ еще быстрее, и уже после этого до меня эхом донеслось: …до 10-го августа». Выскочив на улицу, мне хотелось, чтобы вся толпа меня хором спросила: «Ну что? Сдал? Сколько?». Но один лишь мой выдох облегчения мог сразу все пояснить: «Дали!».

 

Напряжение ослабло, но вновь лишь на мгновение. За ним последовало совершенно другое, искрящееся от размышлений о намеченной цели и предстоящем будущем, завод механизма которого был заведен полученным только что ключом и ждал лишь 01 июля — дня, намеченного для старта второго путешествия по странам Восточной Европы; дня, в который я, делая первый оборот педалями, смогу уверенно сказать:

 

«Да! Я все-таки еду!» 

 

Была идея этими словами начать свое вступление. Но нет, ими я его закончу.

 

Метки . Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *